Художник Юрий Мухин: как рождается портрет с душой

Художник Юрий Мухин: как рождается портрет с душой

«Если убрать из человеческих занятий всё, относящееся к извлечению прибыли, останется лишь искусство». Эта цитата Андрея Тарковского определяет творчество талантливого орловского художника Юрия Мухина. Его работы наполнены поиском смысла нашего существования. Кто мы? Откуда? Зачем пришли?

Ответы на вечные вопросы Юрий ищет с помощью кисти и красок. Элементы детской аппликации, коллаж, игра с фактурой поверхности, многослойность и даже «лоскутность», тщательная прорисовка деталей и лишь намек на силуэт. Вот девочка на крыше дома запустила воздушного змея выше солнца и луны. Сколько радости, легкости и безмятежности! Так и хочется встать с нею рядом.

Воскресное утро каждый день
Воскресное утро каждый день

Репост одной из публикаций в группе vk.com/studio_57 принес выигрыш — портрет от Юрия Мухина! Сразу решила, что писать нужно мужа, жуть как интересно, что разглядит художник в дорогом тебе человеке.

Один день в творческой мастерской

Воскресный день начинается необычно: мы ищем мастерскую художника на заводе «Автосельмаш». Плотно укутанная снегом земля и небо сливаются в одно целое, линия горизонта размазана как манная каша, и вот ты попадаешь в другое измерение, где жизнь течет тихо-тихо по каким-то своим законам. Железнодорожные пути заметены поземкой, одноэтажные дома и промышленные здания не портят умиротворяющий пейзаж. Прямоугольная коробка завода кажется безлюдной и пустой. Впрочем, это неправда — на 4-м этаже творит свои необыкновенные картины Юрий, а на первом этаже в мутноватой будочке сидит неулыбчивый вахтер.

Ремонта здесь, кажется, не было со дня основания завода, время застыло как муха в янтаре. Мужа (его зовут Павел) мастер разместил в удобном кресле с деревянными подлокотниками.

юрий мухин орел

Две пестрые палитры в углу, этюдник, тюбики с краской на полу, высокий потолок в огромном, разделенном на маленькие квадраты, окне, кусочек отмытого пространства, в котором «торчат» ветви дерева — муж признался, что за два часа позирования считал — их 174.

— Почему у вас краски на полу? — интересуюсь.
— Да я иногда на полу и пишу. Бывает, начинаю на мольберте, а потом по ходу дела…

Юрий молча раскладывает краски, он вообще немногословен и основателен.

— Знаете, вы не похожи на художника, который рисует на заказ, как вы согласились на такое предложение?
— Я и не соглашался. Сначала хотел подарить одну из готовых работ на выбор. Но девушка, которая брала интервью, настояла, я и сдался.

— То есть женским уговорам поддаетесь?
— Конечно.

— А вообще на заказ пишите?
— Нет. Бывало такое, но стараюсь не браться. В этом уже нет свободы творчества, пытаешься угадать, чего хочет заказчик, подстроится под него.

— Мужа моего рисовать просто: квадратик, еще квадратик и борода, — глупо шучу я.

В это время на темном глухом холсте появляются первые смелые штрихи оранжевой масляной пастелью. В мастерскую будто проник солнечный зайчик. Рука Юрия свободно и бесстрашно гуляет по полотну. Буквально несколько минут, и я вижу, как из глубины проступает некто… Портретов я побаиваюсь, честно. Чтобы переключить внимание, разглядываю живописные ботинки Юрия в углу.

юрий мухин орел

— Нет ли у вас ощущения, что портрет — некая мистическая вещь, продолжающая жить отдельно от хозяина?
— Как и всякая картина, если она хорошая, — не отрываясь от своего занятия, отвечает Юрий.

— Взять, к примеру, портрет Дориана Грея…
— Ван Гог, Модильяни, да и многие другие великие мастера по-особому относились к портрету… Посредственный же рисовальщик ничего не вкладывает в изображение человека, просто старается передать внешнюю похожесть натуры. Никакого мистицизма там нет.

— Я в детстве увлекался стендовым моделизмом, — с кресла подаёт голос «натура». — Специальных красок не продавали, и я разрисовывал модели масляными красками. Сохли они долго, и в комнате целый месяц стоял запах, как у вас сейчас в мастерской. А еще масло можно было смешать с зубным порошком и из получившейся массы лепить как из пластилина.

И действительно, от краски и растворителя у меня на минуту закружилась голова. Юрий же признался, что давно совершенно не чувствует никакого запаха. Широким мастихином, больше похожим на строительный мастерок, он щедро накладывает фактуру — оранжевую, синюю, коричневую. А потом такой же манерой счищает ее с холста. В детстве он, как и все мальчишки, рисовал танчики, машинки, самолеты…

— Наш с Павлом сын с раннего детства рисует электросхемы, водопроводные системы, лабиринты. А вот домики и человечков долгое время изображать отказывался.
— Дети к творчеству относятся правильно, им не результат важен, а сам процесс, — комментирует художник. — Зацикливаться не надо, лучше делать все играючи, не важно: получится — не получится… Всегда получится. Сравнивать с кем-то себя нет смысла. Обязательно найдется кто-то лучше.

— Например, кто нарисует банку кока-колы так, чтобы ее захотелось взять в руку?
— На мой взгляд, это умение из сферы ремесленничества. Есть ремесленник, а есть искусник. Ремесленник за грань своего мастерства не выходит, должен быть определенный склад характера, железная задница, чтобы сделать банку один в один похожей на банку. Дверей в запределье множество, выбирай, какую хочешь. Вот как делают японцы? Прежде чем нарисовать дерево, японец месяцами на него смотрит, до полного слияния субъекта и объекта. Он сам должен стать этим деревом. Что касается портрета… От человека всегда идет какой-то импульс, ведь не так важно, что именно человек говорит, наговорить можно что угодно, важно, как ты его чувствуешь.

— И какой же импульс исходит от Павла? — интересуюсь.
— Зачем ты отвлекаешь Юрия от дела? — вновь вмешивается в разговор «натура». — Проникнись процессом! Вот у нас дома есть картинка со спичечный коробок, буквально несколько линий изображающих комара. Когда я первый раз его увидел, подумал, что настоящий. Откуда она у нас?

— На что денег хватило, то и купила, — сварливо отвечаю. — И потом я же из Сибири, а значит комар — моя родня, кровная причем. Ты говоришь, как настоящий, а ведь можно комара нарисовать условно, но так, чтобы кожей почувствовать его летуче-колючую природу.

юрий мухин орел

Все-таки натура должна быть графином. Тут Павел начинает превозносить достоинства кресла, в котором позирует. Такое было у моей бабушки, даже два, но с приобретением новой мебели я их по молодости и глупости просто выбросила. Вообще сейчас вещи утрачивают свою грубую материальную природу, становятся одноразовыми.

— Юрий, есть ли у вас ощущение одноразовости нашего бытия? — делюсь своими мыслями.
— Я думаю, это намеренное явление, чтобы вещь меньше прослужила, а люди зарабатывали и покупали. Смысл жизни в бесконечном потреблении… Вы знаете, Елена, когда я пишу, мне трудно разговаривать: не знаю, в какую сторону направить внимание.

Следующие полтора часа диктофонной записи зафиксировали чарующие звуки скребка по мольберту, росчерки мастихина. Скрип. Вдох-выдох. Перестук. Дуновение вдохновения. За окном кричат незнакомые птицы. Нос на картине становится то оранжевым, то синим.

— Меня завораживают большие полузаброшенные заводы, — не выдерживаю я.
— Может, просто сегодня выходной? Ничего не поделаешь — наследие советского подхода к недвижимости. Очень многие высокоэффективные заводы сдают помещения в аренду, потому что площадь избыточна, производительность труда раньше была гораздо ниже, чем сейчас, — Павел трудится инженером и, видимо, знает, о чем говорит, однако мы уходим от темы.

— Модель должна сидеть смирно! — раздражаюсь я, — Когда ты еще, Паша, сможешь насладиться тишиной и покоем, ничего не делая?
— Я еще понимаю, как человека заставить сидеть неподвижно, а вот животное… — рассуждает «объект» будущего портрета. — Не укладывается в голове, как Брюллов писал свою «Наездницу». И фотографии не было… Или все дело в умении зафиксировать картинку в голове?
— Да он просто пару сотен набросков сделал с лошади, потом ему уже натура не нужна была, — отвечает Юрий.

— Со стороны ощущение, что портрет представляет собой несколько широких мазков, исцарапанных черточками мастихина, — задумчиво говорит Павел.
— Так оно и есть, — смеется Юрий.

Вот в комнате нас уже четверо. Личность на портрете явно обретает душу. Удивительное ощущение.

юрий мухин орел

— Вы используете очень теплую и насыщенную цветовую гамму, давно рисуете в такой тональности? — я снова отрываю художника от процесса.
— Где-то я услышал фразу (и она показалась мне верной) о том, что вся русская живопись пошла от иконописи, как вся русская литература — от «Слова о полку Игореве».

— У вас много сюжетов о поиске смысла, общения человека с ангелом, лики святых…
— Это не надумано получается. Если бы я мог объяснить свои картины словами, то не стал бы их писать. А по поводу религии есть такое хорошее сравнение с бананом: когда религия — кожура, духовность — сам банан.

— Если вас лишить возможности заниматься живописью, что тогда будет с вами?
— Я увлекался и музыкой, и стихи писал, живопись — просто краска, способов самовыражения множество. Хотя живопись мне ближе — это чистая поэзия на холсте.

— То есть страдать без красок не будете?
— Да буду, конечно.

— А вы продаете свои работы?
— Я не против, если бы кто-то захотел с ними жить, но намеренно этим не занимаюсь, я просто не умею. В Орле, к сожалению, живопись людям малоинтересна, даже художники-реалисты их не привлекают. А вот «раскраски» у пешеходного моста покупают охотно.

— Как тогда художник выживает, на что?
— Когда человек занимается своим делом, не случайным, а своим, постепенно все приходит. Я понимаю существование как живой организм, мы в нем как клетки и главное быть в ладу с собой. Искусство должно быть доступно для всех и находиться там, где есть люди: не только в музеях, галереях и частных коллекциях. Человек не может обходиться только материальным: жизнь становится пустой, выхолащивается. Важно, чтобы люди видели, а понимают — не понимают — уже другой вопрос. Какой-то осадок все равно остается.

— Ваша мастерская доступна желающим?
— Она небольшая — всего 17 метров, а так в идеале хотелось бы, чтобы люди приходили. В нашем городе художественной жизни практически нет, хотя он очень живописен и располагает к творчеству. Работать здесь хорошо, закрыться в мастерской и работать. Тишина, никто не беспокоит, но вот нужно ли это кому-то? Ощущение, что никому. Мы с женой создали творческую артель «Радари» для объединения художников и других талантливых людей, продвижения их труда, но пока всё глухо…

— У меня созрел практический вопрос, я заметила, что вы, когда рисуете, набираете много краски на холст, а краска ведь дорогая, не жалко?
— Жалко лишь перед тем, как начать работать, но в процессе отключаешься, задача — сделать хорошо, выложиться. А вот потом уже можно и пожалеть о красках.

— А тюбик между тем стоит 300 рублей.
— Ну что поделать, как говорил мой преподаватель, судьба у нас такая. Смириться надо. Кажется, всё, я закончил. Дописывать уже буду без натуры.

— Пойдем, пойдем, — утомила ты человека… — торопит муж.
— Паша, тебе совсем не любопытно, что получилось?

— Есть такая поговорка: «Дуракам полработы не показывают». В живописи я считаю себя полным дураком…

юрий мухин орел

Через пару дней Юрий Мухин портрет дописал, случилось это 6 декабря в день годовщины нашей с мужем совместной жизни. Было вдвойне приятно. Теперь в доме живет еще один Павел. На портрете он взрослее, умнее и солиднее. «Александр Третий», «Генерал», «Рыжий Дед Мороз» — услышали мы от друзей и знакомых. Сыну портрет тоже понравился.

юрий мухин орел

24 января в музее Курнакова состоится открытие выставки «Письма Ван Гогу», где можно будет увидеть работы Юрия Мухина, его жены Светланы и других художников творческой артели «Радари». Приходите! Будет интересно.

Елена Михалькова, позировал Павел Михальков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.