Тургенев и Виардо: тайна сожженных писем. Часть 2: счастье под каблуком

Тургенев и Виардо: тайна сожженных писем. Часть 2: счастье под каблуком

Тургенев верил в судьбу и роковое стечение обстоятельств. 1843 год стал для Ивана Сергеевича фатальным. В это время он добился писательского признания, познакомился с Белинским (фарватером творчества, близким другом, рядом с которым завещал похоронить себя, будучи смертельно больным) и встретил Полину Виардо.

В тот вечер в Петербурге в Итальянской опере давали «Севильского цирюльника», в котором Виардо исполняла партию Розины. Сохранилось воспоминание Тургенева об этом выступлении:

По зале мгновенно пробежала электрическая искра… В первую минуту — мертвая тишина, какое-то блаженное оцепенение… Порывистые «браво!» прерывали певицу…, заглушали её… Сдержанность, соблюдение театральных условий были невозможны; никто не владел собою. Восторг уже не мог вместиться в огромной массе людей, жадно ловивших каждый звук, каждое дыхание этой волшебницы, завладевшей так внезапно и всецело всеми чувствами и мыслями… Да! это была волшебница! Кто сказал «некрасива»? — Нелепость!…

Переживания охватили писателя. Завороженный обаянием певицы, он искал повод для личного знакомства. Вскоре выпал счастливый случай: на одном из приемов Иван Сергеевич встретил Луи Виардо. Дружба завязалась быстро. Их сблизили общие интересы и взгляды: охота, либеральные предпочтения в политике. Луи Виардо льстило, что Тургенев знаком с его французским переводом «Дон Кихота» Сервантеса.

Тургенев и Виардо

Витражи по мотивам «Записок охотника» на дверях виллы Тургенева в Буживале

 
И вот 1 ноября 1843 года в доме на Невском состоялось событие, которое Тургенев называл «священным днем» своей жизни. Воспоминания Полины о знакомстве с Тургеневым были более сдержанными: «Мне его представили со словами: «Это — молодой русский помещик, славный охотник и плохой поэт».

Тургенев и Виардо

Тургенев оказался в числе немногочисленных избранных поклонников Полины Виардо, которых она впускала в свою гримерную после спектакля. В Петербурге это событие возвели в культ: один из обожателей таланта подарил ей шикарную шкуру убитого медведя. После спектакля «богиня» отдыхала на шкуре, а поклонники помещались у лап: занимали артистку рассказами, читали стихи. Тургенев к числу первых «лап», увы, не принадлежал, потому что был «болезненно влюблен».

Полина Виардо (в первом ряду вторая справа) среди актеров Итальянской оперы, 1860 г.

 
Своими пылкими чувствами он пугал не только Полину. Везде, куда бы его не приглашали, он с придыханием и каким-то самоуничижением рассказывал о своей влюбленности, чем вызывал усмешки и кривотолки.

Такого крикливого влюбленного, как Тургенев, я думаю, трудно было найти…
 

А. Панаева

Он жалок ужасно. Страдает морально так, как может страдать только человек с его воображением…
 

Лев Толстой

Легкомысленный старик!
 

М. Салтыков-Щедрин

Расставание с Полиной Виардо после ее гастролей в России тоской разъедало душу писателя: «Я ничего не видел на свете лучше Вас… Встретить Вас на своем пути было величайшим счастьем моей жизни, моя преданность и благосклонность не имеет границ и умрет только вместе со мною».

Медальон с портретом Виардо Тургенев носил, не снимая, до последнего вздоха

 
Их встречи возобновились через год, когда Итальянская опера снова приехала в Москву и Петербург. После завершения гастролей Тургенев уволился со службы в департаменте Министерства внутренних дел, получил заграничный паспорт и покинул страну. С этого времени его возвращения домой стали редкими и принудительными. В письмах к Полине он писал, что чувствует себя на Родине, «как в ссылке».

Начиная с конца 1840-х годов, Тургенев стал постоянно жить во Франции. Русский писатель сопровождал возлюбленную во время её гастролей. Он снимал гостиницу или подолгу гостил в доме, где жила Полина, в Париже, в замке Куртавнель ан Бри, в Баден-Бадене, в Лондоне в течение трех самых счастливых лет.

Мои чувства к Вам слишком велики и могучи. Я не могу жить вдали от Вас, я должен чувствовать вашу близость, наслаждаться ею. День, когда мне не светили ваши глаза, — день потерянный

Постепенно связь с семьей Виардо стала неразрывной. Полина стала первым читателем и критиком, которому Тургенев доверял самое ценное — еще неизданные произведения, а Луи Виардо помогал русскому писателю переводить на родной язык сказки Ш. Перро, произведения Флобера, составлял ему компанию в любимом хобби — охоте.

В один из вынужденных отъездов в Россию Иван Сергеевич забрал свою восьмилетнюю дочь Пелагею (единственного ребенка от связи с крепостной белошвейкой) и передал её на воспитание семье Виардо. Полинетт (девочке дали новое имя в честь мачехи) больше никогда не вернулась на Родину и не встретилась с мамой.

Пелагея (Полинетт) Ивановна Тургенева, дочь. 1870-е гг.

 
В 1850 году Тургенев опубликовал отклик на смерть Н. Гоголя, цензура посчитала его угрозой государственности, писателя возвратили на Родину под домашний арест. В этот же год умирает мать Ивана Сергеевича, и он становится владельцем огромного наследства.

Несколько лет вдали от любимой женщины оказались не менее плодотворными для творчества, чем рядом с ней. А судьба дала тогда писателю несколько шансов избавиться от любовной зависимости и создать свою семью. У Тургенева случилось два серьезных романа: с 18-летней дальней родственницей Ольгой Александровной Тургеневой и Марией Николаевной Толстой, сестрой Льва Николаевича… Но как только отношения приблизились к моменту предложения руки и сердца, Тургенев малодушно сбежал морем за границу, под каблук Полины.

Тройственный союз был восстановлен, а когда осенью 1856 года его навестил Фет, Иван Сергеевич открыто признался ему:

Я подчинен воле этой женщины. Нет! Она давно заслонила от меня все остальное, так мне и надо. Я только тогда блаженствую, когда женщина каблуком наступит мне на шею и вдавит мое лицо носом в грязь. Боже мой! Какое счастье для женщины быть безобразной!

Федула Дорофеева

В завершающей публикации читайте о последних годах жизни в Буживале и смерти Ивана Сергеевича.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.