Про мат: спортивный, шахматный, народный (18+)

Про мат: спортивный, шахматный, народный (18+)

Что делать, если ты блондинка, имеешь рост 165 см, вес 48-50 кг, размер ноги 37, носишь очки и любишь И.С. Тургенева? Воспитывать нордический характер!

Для тренировки волевых качеств качать бицепсы 3 раза в неделю, но самое главное — учиться изъясняться коротко и внятно, оттачивать боевой лексикон, так сказать, чтобы любая сволочь в кирзовых сапогах, наступив на нежную ромашку, тут же получила заражение крови и воспаления мозгов!

Выражаться обсценными инвективами с шиком — это вам не эвфемизмами сыпать… Хамовато–утонченно, деликатно-грубо, с едкой и заносчивой иронией и пугающей прозрачностью намёков — вы так умеете? Вот, и я — нет… Ф. Раневская умела, С. Шнуров делает смелые попытки, а нам, господа, лучше выбирать выражения и повышать языковой уровень грамотности!

Вам нужны знания? Ходите сюда! Как говорится: «их есть у меня»!

про мат

Откуда ноги растут (материал взят из исследования «Базовая формула мата» саратовского антрополога Вадима Михайлова)

Происхождение матерной речи связано с древними мужскими обрядами инициации. Посвящение молодых мужчин в воины происходило за пределами общины, в которой оставались женщины, дети и старики. Мужчины уходили в леса, отождествляли себя с волками, волчьей стаей: охотились, питались сырым или наскоро обжаренным мясом. Внутри такого сообщества существовала строгая иерархичность, возникал особый «ритмичный» и краткий язык — «песья лая»… Этот язык могли использовать только воины в общении между собой или на поле сражения. В семейной общине «пёсья лая» — табу. Постепенно запрет преобразовался в культурное ограничение использования бранных слов женщинами, детьми. Первыми сквернословиями были «пёс», «сукин сын», «легавый»…

20 лет назад современный художник Олег Кулик обратился к этой истории и стал автором нашумевших перформансов «Бешеный пёс. Или последнее табу, охраняемое одиноким Цербером».

Вторая ветвь развития матерной лексики связана с анальными, гомосексуальными, копрологическими практиками, которые были очень распространены в закрытых мужских сообществах. Половой акт мужчины с мужчиной в таких группах служил для установления статуса, иерархии. Приниженными были маргинальные члены группы, например, «чуры» казаков, им отводилась неблаговидная роль мародёров — «грабителей» трупов на поле боя.

Среди бранных слов такого происхождения могу привести лишь «говнюк», в русском языке это слово разрешено в публичной речи, в англо-сакских языках — это оскорбление, за которое можно и по морде получить.

Другие инвективы отнесены к матерным, их упоминание опустим, сославшись на общую осведомленность. Хотя наши познания и в таком, казалось, простом вопросе очень поверхностны. Например, Алексей Плуцер-Сарно в многотомном издании «Большой словарь русского мата» собрал тысячи фразеологических выражений и клишированных фраз из разных источников, начиная с 18 в. А сколько обсценных фразеологизмов знаете вы?

Завести беседу о сквернословии я решила потому, что наблюдаю заметный всплеск нецензурной письменной речи в интернете. Если раньше мат использовался как средство оскорбления собеседника, то сейчас это выражение эмоций, не всегда негативных, средство привлечения внимания к тексту, видео…

Ответить на мои вопросы согласилась кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры русской литературы ХХ-ХХI веков и истории зарубежной литературы Орловского государственного университета им. И.С. Тургенева, переводчик в сфере профессиональной коммуникации Светлана Зеленцова.

В чем, по Вашему мнению, причина столь агрессивного поведения в сети?

Причин много, но основную вы сами уже и назвали – мат повышает так называемую экспрессивность речи, эмоциональный градус высказывания. Часто употребление бранных слов в видео или тексте сигнализирует – сейчас будут нарушены какие-то рамки, перейдены границы, сейчас будет очень смешно или очень пошло, слишком откровенно. В наше время информационный поток огромен, чтобы быть замеченным, пост в интернете должен выделяться – хотя бы таким агрессивным образом.

Но есть, например, точка зрения, что понятие «мат» вообще не существует, так как для какой-то социальной группы – это речевая норма, а есть «экспрессивная лексика». Зависит от ситуации общения, контекста, что считать неприличным. Одновременно с этим мат маркирует адресата высказывания – это группа людей, которая такой стиль общения приемлет …

Считаете ли вы, что увеличение градуса агрессии on line снижает напряжение in life, или это лишь отражение негативного возбуждения общества?

Употребление нецензурных слов в какой-то мере напряжение снимает, то есть человек, который их употребляет, испытывает эмоциональную разрядку. Ведь матерное слово по большому счету никакой конкретной информации не несет – это чистая эмоция. Есть мнение, что в обществе активизируется использование обсценной лексики в ответ на чрезмерный пафос, обычно показной и ложный, и высокие высказывания со стороны «верхов», то есть власти… Еще это в какой-то мере результат гигантской социальной ломки, нестабильности, что пугает людей, они не находят слов эквивалентных реальности. Люди потеряны, поэтому чувствуют обостренную потребность в самоутверждении.

В чем психологическая причина использования нецензурной лексики? Понятно ее применение социальными низами, но ведь для художественной, медийной богемы она тоже близка?

Мат, повторюсь, — это чистая эмоция! Зависит от ситуации, какая именно: страх, гнев, удивление, неприятие и т.п. Самая очевидная психологическая причина использования мата – неуверенность в себе, не самодостаточность.

А еще употребление матерных слов – это, прежде всего, нарушение запрета, цензуры. И человек таким образом демонстрирует: я крутой и смелый, мне какие-то там культурные правила, законы неважны; больше того, я от них свободен. Здесь есть вполне определенная социально-психологическая функция – показать, хотя бы в языке, что я свободен, независим, никого не боюсь, не следую общепринятой норме поведения; в какой-то степени, это форма эпатажа.

Некоторые психологи, кстати, считают, что мат характерен для людей с сексуальными отклонениями или комплексами…

Как вы считаете, мат может быть способом самоутверждения в коллективе, если да, то в каком?

Может, если для такого коллектива мат – тот язык, на котором в нем говорят. Человек использует бранные слова, чтобы донести суть своей идеи, когда предполагает, что для собеседника это наиболее удобная форма восприятия информации. Одновременно это и способ эмоционального насилия. Интересно, что мат вызывается страхом и вызывает страх, получается такое амбивалентное движение.

Бывают ли ситуации в жизни, когда мат оправдан и уместен?

Приведу реальный пример из жизни. Длительные роды… Женщина обессилена, у нее истерика, она требует кесарева сечения! Доводы и объяснения врача, что её состояние решат одна-две потуги, а не операция — бесполезны, роженица их не слышит… Возникает ситуация угрозы жизни и здоровью ребёнка. Врач громко, во весь голос, матерно оскорбляет женщину, она замолкает, и буквально через пару минут слышен долгожданный первый крик новорожденного…

Мат – самый сильный способ речевого воздействия. Матерное слово – это предвестник следующего агрессивного поведения – удара, вообще, какого-либо физического воздействия, поэтому оно предупреждает, «активизирует» того, на кого оно направлено.

Отражает ли разнообразие матерных слов в том или ином языке его «богатство», превосходство над другими языками?

Едва ли. Вообще нет смысла сравнивать языки по критерию «богатства». Язык такой, какой нужен здесь и сейчас людям, на нем говорящим. Он есть, в определенном смысле, совокупность индивидуальных языковых сознаний. То, что нужно людям, есть в языке; то, что перестает быть нужным, из языка уходит; то, что становится актуальным, появляется. Соответственно, обилие матерных слов и выражений говорит о том, как ни странно, что они востребованы и необходимы говорящими на данном языке в данную эпоху. Еще по поводу «богатства»: в русском мате, по мнению лингвистов, всего от трех до пяти производных корней, зато значений каждого из них хватает на том словаря.

Есть ли литературные произведения с нецензурной лексикой, которые Вы рекомендовали прочесть?

Таких произведений очень много в русской литературе; существует даже так называемая «классическая русская матерная поэзия» — это, если говорить о XVIII веке, поэмы и пьесы Ивана Баркова или приписываемые ему тексты А.В. Олсуфьева, М.Д. Чулкова, И.П. Елагина и других. ХХ век еще богаче: тут и отдельные стихотворения В. Маяковского и С. Есенина, «Москва-Петушки» Венедикта Ерофеева, романы и рассказы Эдуарда Лимонова («Это я, Эдичка», «Ист-сайд — вест-сайд», «В плену у мертвецов», «Молодой негодяй»), Владимира Сорокина («Голубое сало», «Пельмени», «Очередь», «Щи»).

А в 12-томном словаре русского мата А. Плуцера-Сарно значатся такие источники русского мата ХХ века, как рассказы Юза Алешковского, Александра Анашевича, роман «Мифогенная любовь каст» Сергея Ануфриева и Павла Пепперштейна, поэзия Игоря Губермана, Андрея Орлова, Натальи Романовой и других современных авторов. Литература всегда с удовольствием играла экспрессией матерщины, но читать ли это – дело вкуса каждого.

И вот, когда теоретическая осведомленность по вопросу хлестких выражений наконец-то приобрела совершенную и угрожающую форму, подвернулся жизненный случай. Во чтобы то ни стало, он требовал от меня блеснуть знаниями, и сразить ими врага на расстоянии ближнего боя. «Ну, Федула, не подкачай, ну?!!» — кричала теоретическая осведомленность по вопросу обсценной лексики…

«Лыдбыр… Вы не правы…» — выдавила я из себя, и смоталась по-быстренькому.

Вывод такой, господа, если не умели выражаться красиво, лучше и не пытайтесь, идите, сварите яду по семейному рецепту, скажите, что компот, тоже, говорят, помогает в борьбе с неравным хамством.

Федула Дорофеева

*на фото изображен кадр из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Авторы сценария: Владлен Бахнов, Леонид Гайдай. Источник: канал youtube Киноконцерна «Мосфильм».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.