Рассказ о моем прадеде... Екатерина Костомарова

Рассказ о моем прадеде… Екатерина Костомарова

hlebАвтомобиль бросало из стороны в сторону. Дорогу ужасно размыло дождем. Ехать было практически невозможно. Водитель волновался не за себя, а за ценный груз. Он вез хлеб для солдат. Обычно машины с провизией сопровождали вооруженные солдаты, но в разгар войны защитники Отечества были необходимы на передовой. Водитель кинул задумчивый взгляд на напарника, который спал, крепко сжимая заряженную винтовку.

Водитель устало вздохнул и вновь направил все свое внимание на дорогу. Это был темноволосый мужчина среднего роста, лет тридцати пяти. На его лице война оставила свою печать. Каждая линия выражала душевную и физическую усталость. Но мужчина точно знал, за что сражается! И это помогало миновать многие трудности войны. Его звали Афанасий. Он был заботливым мужем, отцом и защитником Родины. Имел двух сыновей и двух дочерей. А супруга Мария ждала пятого ребенка.

Воспоминания о семье прогоняли прочь страх перед возможной смертью. Мужчина достал из кармана фотокарточку жены и детей, невольно улыбнулся. Да, он не боялся умереть от фашистской пули или попасть в плен, потому что точно знал, что принимает участие в войне за будущее своей Родины и своей семьи… Он часто представлял, как вернется домой. Как его дети заведут свои семьи, как он с супругой будет нянчить маленьких внуков. Размышления прервали два выстрела, последовавшие один за другим. Засада…

Спустя минуту Афанасий остановил машину. Примерно в тридцати метрах от автомобиля он заметил убитого напарником фашиста.

-Ему удалось повредить наш двигатель. Мы не сможем добраться до места… — произнес друг, осмотрев машину.
-Что будем делать?
-Единственное, что мы можем сделать, это добраться до ближайшего населенного пункта. И найти там хорошего механика либо новый грузовик.

Ближайшим населенным пунктом был небольшой городок. Мрачный, серый, практически пустой городок… Он был отделен довольно узкой дорогой от кладбища. Постепенно жителей в городе становилось все меньше, а на кладбище появлялись все новые и новые могилы. Люди погибали не от вражеских пуль и снарядов, а от голода и холода. В этом забытом богом городишке остались в основном дети и старики, за которыми присматривало несколько женщин. Большинство домов было разрушено. В сохранившихся зданиях ютились выжившие.

stariki

За автомобилем наблюдали десятки пристальных взглядов. Грузовик с трудом выехал на центральную площадь, такую же разрушенную, как и весь город. Афанасий и Николай вышли из машины и внимательно осмотрелись. Постепенно к ним начали подходить оставшиеся в живых люди.

-Здесь есть где-нибудь грузовик? — спросил Николай, немного поколебавшись.
-Нет. Всю технику увезли фашисты. Так же, как и все, что могло хоть как-то нам пригодиться. — ответила худая женщина с очень болезненным лицом.

-А механик? Здесь можно найти механика?
-Все мужчины на фронте. Здесь остались только мы.
-Вы говорите, что к вам приезжали немцы. Так почему они вас не убили или не отослали в лагерь? — Николай переходил уже все дозволенные нормы. И Анатолий показал ему это взглядом, заставив замолчать.
-Они сказали, что мы и так скоро умрем. Только так мы будем умирать медленнее и болезненнее, потому что никому уже нет до нас дела. — пролепетала с мучительно серьезным видом русая девчушка лет пяти в каких-то лохмотьях.
-Вы везете хлеб? — спросил старик лет восьмидесяти, который едва мог держаться на ногах. Его поддерживала женщина с заплаканными глазами, за которой прятались четверо худых ребятишек.
-Да. Мы везем хлеб.
Наступило молчание.
-Вы не могли бы… дать нам немного хлеба? Хотя бы пару буханок. Нам главное — накормить детей…
-Каждый, кто может помочь выгрузить хлеб, пусть подойдет, — принял непростое решение Афанасий.
-Ты что задумал? — пробормотал пораженный напарник.
-Я отдаю хлеб этим людям.
-Ты в своем уме? Это хлеб для солдат!
-Мы здесь застряли. Пока будем ждать помощь, придут фашисты, и тогда хлеб достанется врагам. Ты этого хочешь?
-Нет.
-Тогда помогай разгружать!

Это решение далось ему трудно. Но когда на месте старика он представил своего отца, на месте незнакомой женщины — свою супругу… сыновей и дочерей… оно было принято.

P.s. Спустя два месяца Афанасий был расстрелян по приказу командира.

Татаренков Афанасий Степанович — мой прадед. Бабушка никогда не знала отца, потому что его посчитали предателем и расстреляли за несколько недель до ее рождения. О том, в ком начальство увидело негодяя, в моей семье принято говорить, как о герое.

Дедушка моего одноклассника защищал Сталинград от первых до последних дней осады, хотя был семнадцатилетним юнцом. За период оккупации им было спасено более двух десятков человеческих жизней. Война отняла у него семью, дом, друзей, лишила здоровья и спокойствия, а благодарность потомков заключалась в немногом. Его потеряли «на бумаге». Ему никогда не требовались медали и награды, его желание до сих пор оставалось неизменным. Продолжать рассказывать свою историю.

soldat

Мы особое внимание уделяем ветеранам с наградами, но почему-то забываем об остальных людях, которых коснулась война. Если у человека отсутствуют ордена, это не означает, что он менее отважно сражался за свою Родину и наше будущее. Услышьте истории своих предков… Возможно, рядом с вами находится герой. Будьте внимательнее к тем, кто рисковал жизнью ради вас.

С ДНЕМ ПОБЕДЫ!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.